Алексей Вишня: судьба звукорежиссёра

Опубликовано: 26 января 2005.

Рубрика: Интервью.

Просмотров: 2214.
Подписаться на комментарии по RSS.

Музыкантам, выступающим на сцене и выпускающим диски с собственным творчеством, достается едва ли не вся слава и любовь публики. Ожидающие появления своего кумира поклонники вряд ли задумываются над тем, что для проведения успешного концерта должен быть организован качественный звук, а для выпуска альбома требуется запись высококлассной фонограммы. Люди, которые работают над технической (хотя и творческой тоже) стороной концертной и издательской деятельности, остаются в тени. Наш сегодняшний собеседник Алексей Вишня посвятил свою жизнь работе со звуком. Именно в его студии записывался, например, легендарный альбом КИНО «Группа крови».

- Алексей, что в Вашей жизни связано с Красногвардейским районом? Сейчас Вы живёте здесь, а где родились и выросли? Где, в каком районе Ленинграда проходила запись легендарных рок-групп?

- Родился я на Стахановцев в семейном общежитии для военных. На Охту попал в три года, здесь каждый камень меня знает, особенно в квадрате Большеохтинский — Среднеохтинский. Здесь моя любимая школа № 141, здесь же, на Панфилова, 23 — Дом Юного Техника, который с пятого класса формировал моё профтехобразование. Там меня научили паять, фотографировать, показывать кино, монтировать и озвучивать фильмы, записывать музыку.

Когда я заканчивал школу в ДЮТ, в наш кружок пришёл преподавать акустику и звукозапись Андрей Тропилло, который и повернул моё образование в сторону музыки. Я уже выходил из школьного возраста и несколько лет посещал студию нелигитимно, успев познакомиться со всеми рок-музыкантами, которые там записывались. В какой-то момент Андрей Владимирович понял, что не справляется с потоком желающих записаться рок-групп, и помог мне оборудовать первую домашнюю студию на Большеохтинском, 6. Так я стал работать самостоятельно. Музыканты облюбовали наш район. Во времена тотального контроля над производителями фонограмм и отсутствия любительских студий — в нашем районе их было аж целых две, и обе работали бесплатно.

- Однажды в личной беседе Вы сказали, что очень непросто было посвятить всю жизнь проводам и пультам. Как Вы стали звукооператором, почему избрали для себя эту ипостась?

- Детское впечатление определило вектор развития. Наш класс повели в Большой Театр Кукол и посадили на самый последний ряд. Прямо над моей головой располагалось окно в аппаратную, в которой стоял большой пульт и несколько огромных магнитофонов. У меня с четырех лет был и магнитофон, и проигрыватель, но техника, увиденная в театре, просто поразила своей мощью. Мне тогда было 10 лет, но я уже знал, что должен связать свою жизнь именно с этим. Так оно и получилось. Вся жизнь прошла в окружении пультов, магнитофонов, проводов и плёнок. У меня даже такой вот магнитофон был — полтора кубических метра и высотой по пояс.

- С кем из музыкантов Вам приходилось сотрудничать в течение минувших двадцати лет?

- Практически со всеми, имена которых связуются с русскоязычным роком. Проще сказать, кого я не записывал и с кем не сотрудничал. Со всеми.

- В чём, по-вашему, заключаются основные нюансы звукозаписи в домашних условиях?

- Свобода — вот главный нюанс. Её ограничивают лишь собственная совесть и стук соседей по батарее. Близость газовой плиты и санузла — это основная радость тех, кто любит записываться в домашней обстановке. Дома и стены помогают, это не пустой звук. Спугнуть творческую негу может что угодно, а создать настроение очень тяжело. Я работал и во многих других студиях, но нигде, кроме как у себя, мне не удалось записать ничего стоящего.

- Кто Вы сейчас? Чем преимущественно занимаетесь? Что доставляет наибольшее удовольствие?

- Я сейчас никто, как, собственно, и раньше. Высшего образования я не получил, потому что звукорежиссуре тогда учили только после музыкальной школы, в которую родители даже и не думали меня отдавать. Они не поверили в истинность и постоянство моих стремлений. После школы меня интересовало лишь то, что у меня уже было: гитары, пластинки, друзья-музыканты. Я пошёл работать в пыльный цех фабрики «Возрождение», где и зарабатывал себе на хобби.

Занятий у меня довольно много, не хватает лишь знаний, если честно. Мне скоро сорок лет, но иногда кажется, что я вот-вот сорвусь и пойду сдаваться репетиторам. Я бы с удовольствием пошёл в такую «школу», в которой можно просто поднять свой уровень в самом широком смысле слова. Углубить познания в истории, астрономии, физике, ноты разучить, наконец. Одно знаю твёрдо — звукорежиссером быть я уже не хочу, ибо получил от этой профессии довольно много практики.

- Расскажите, пожалуйста, о Вашем опыте клипмэйкера?

- Как я уже говорил, первый фильм мне довелось препарировать ещё в школе. Затем в моей жизни стали появляться люди, близкие к миру кино и телевидения, если не сказать — основные фигуранты. Мы проводили вместе много времени, и я внимательно слушал, как мои друзья обсуждают клипы, рекламные ролики, постановочные кадры, склейки и эффекты. Это по-своему развивало меня, заставляло работать мозг в нужном направлении. Я даже сам изобрел пару технических приёмов, которые в дальнейшем самостоятельно воплотил в жизнь в своих клипах. Думаю, что этот аспект еще будет фигурировать в моей творческой биографии, как только появятся новые идеи.

- Как возникла идея проекта «Полит.Техно», с какой целью он был задуман?

- Я оказался в сложной жизненной ситуации, при которой лишился абсолютно всего. Творчество рвалось наружу, а работать было не на чем и не с кем. Только слабенький компьютер уровня печатной машинки, старый телевизор и пара костылей на долгое время. Будучи не в силах ожидать каких-то перемен, я занялся тем, что можно было делать на имеющейся технике. Получилось «Полит.Техно» — я ещё не знал, что это будет и зачем это надо. Люди скачивали мои произведения в Интернете и писали письма. Это придало новый стимул экспериментам, я получил мгновенную связь с общественностью.

- Как Вы оцениваете резонанс от проекта? Довольны ли Вы тем, что получилось?

- Я не возлагал на это никаких надежд. Не потратил на производство ни одной копейки, лично познакомился с некоторыми политиками, и мне не о чем жалеть. Никто мне не платит за это и никто ничего не требует. В политических треках я выражаю собственную гражданскую позицию устами тех, кому симпатизирую. Я записывал с телевизора политические и новостные программы, и некоторые благодарные телекомпании отвечают мне своим вниманием, но в последнее время я всё чаще отказываюсь от публичных выступлений.

- Как Вы относитесь к скандалу вокруг Киркорова и ростовской журналистки? Что побудило Вас сделать трек, посвящённый этому скандалу?

- Как-то так получилось, что с первых дней конфликта я принял непопулярную сторону артиста. Мне очень понравилось, как этот хам обругал бедную кофточку. Всех моих друзей возмутил этот поступок, а я никак не мог понять, что в нём такого. Слава Богу, я достаточно поездил в артистических труппах, навидался всяких пресс-конференций, и могу с уверенностью сказать, что это всё — кромешная чепуха по сравнению с тем, что мне приходилось видеть и слышать от Гребенщикова, Цоя, Земфиры в адрес всяких навязчивых субъектов, неизменно сопровождавших любое мероприятие. Были случаи, когда я сам выступал героем пресс-конференций, бывало, сам сокрушался, что не могу применить пулемёт «Максим» в отношении повального большинства ваших, извините, коллег.

Однако гримаса судьбы такова, что в Интернете за последние 8 лет я познакомился с сотнями людей, среди которых журналистов оказалось больше, чем музыкантов. Я и сам стал писать аналитику и мемуары, фактически влился в некий медиапоток. Неудивительно, что именно меня попросили озвучить Акцию «Миллион против Киркорова» — в создании такого рода продукции у меня огромная четырёхлетняя практика.

- Как сейчас обстоит дело с продажей вышеуказанного трека? Заплатил ли Вам Киркоров?

- Нет. Мы оговорили условия, обо всем договорились, я предоставил три версии трека, две из которых уже изданы и продаются, но денег мне так и не перевели. Я просто обиделся и всё. Я понимаю, когда тебя обманывает жулик. Но когда это делает человек, называющий себя королём эстрады... это не укладывается в голове.

- Над чем Вы работаете сейчас, чем ещё порадуете слушателей?

- Я очень долго не пел, можно сказать — лет десять. Сегодня московская интернет-станция «Специальное Радио» ведёт проект, в котором я снова могу реализовать свой голос и оживить увядающую вокальную технику. Каждый день теперь что-то пою. Однако у меня нет никакого стремления попасть в радио-эфир, изредка звуча между «муси-пуси» и «джагой-джагой». То есть пути развития обычного среднестатистического шоу-бизнесмена не считаю для себя приемлемыми. У меня своя дорога, своя аудитория, с которой налажена обратная связь. А к «Полит.Техно» уже теряю интерес. Если и порадую чем-нибудь, то, наверняка, чем-то новым.

Опубликовано в газете «Новая Охта» № 31, 2004 г.

 

Деловые и политические новости Рубежное Луганская область — на киевском сайте Украинский бизнес ресурс

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru myspace.com friendfeed.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru google.com yahoo.com yandex.ru del.icio.us

Оставьте комментарий!

Комментатор / хотите им стать

Чтобы стать комментатором введите email и пароль. Напишите комментарий. В дальшейшем ваша связка email-пароль, позволит вам комментировать и редактировать свои данные. Не забудьте про активацию (инструкция придет на ящик, указанный при регистрации).

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

(обязательно)