Государство и Интернет: хроника прощания со свободой

Опубликовано: 7 января 2005.

Рубрика: Публицистика.

Просмотров: 2535.
Подписаться на комментарии по RSS.
(Доклад на Международной правозащитной конференции

«Окно в свободный мир-2000». Москва, 19-21 апреля 2000 г.)

Добрый день, уважаемые коллеги!

Наверняка я не ошибусь, если скажу, что тенденция, намерение со стороны государственных органов установить тотальный контроль над российским интернетом особенно активно проявилась последние полгода, точнее — примерно с сентября 1999 года.

Почему именно эта дата? Разумеется, это связано и с динамичным развитием электронных информационных технологий, и с расширением сферы электронной коммерции... Но никакая тенденция не возникает сама по себе и не протекает сама по себе. За ней всегда стоят конкретные люди с их интересами и намерениями.

В своем докладе я постараюсь проследить хронологию развития этой тенденции, отражение этого развития в публикациях в официальных российских СМИ. Также постараюсь на основе этих публикаций доказать следующий тезис. Я берусь утверждать, что за последние полгода, по крайней мере, в сфере общественных отношений, в сфере информационного обмена, в том числе электронного информационного обмена в России произошла ползучая контрреволюция (если оперировать терминами политическими). Эта ползучая контрреволюция заключается в конкретных кадровых изменениях, в структурных изменениях в государственных органах, в том, что на смену поколению ельцинских «демократов-романтиков» пришли прагматичные, достаточно хищные, достаточно алчные люди, одним из первых планов которых стало вот это намерение подавить все и вся, установить контроль над всеми теми областями, которые до сей поры было либо трудно контролировать, либо их существование было никак не регламентировано. Прежде всего, это, естественно, Интернет.

Осенью 1999 года в России произошло несколько очень важных кадровых и структурных изменений в правительстве. Прежде всего, это слияние Государственного комитета по печати с соответствующего уровня ведомством, занимающимся телевидением и радио в единое министерство, Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовой информации. Возглавил его Михаил Лесин. Кроме того, это преобразование Государственного комитета связи в соответствующее Министерство по связи и информатизации и назначение на пост министра Леонида Реймана.

Я специально называю подробно все эти фамилии, поскольку о каждом из фигурантов я хочу немного рассказать чуть позже.

Говорит ли это слияние о внимании государства к статусу и организационной мощи структур, призванных контролировать сферу информационного обмена? Да. Является ли это свидетельством заботы о предстоявших тогда парламентских и президентских выборах? Да, несомненно. Но не только это.

Четвертого сентября газета «Сегодня» публикует заявление министра связи Леонида Реймана о намерении контролировать российский Интернет. Буквально там говорилось о намерении вводить лицензирование, о намерении лоббировать принятие законов и подзаконных актов, касающихся контроля и регламентации российского интернета. Заметка эта в газете «Сегодня» называлась «Покоритель сети» и, в основном, на основании этой заметки, а также на основании нескольких последующих шагов Реймана, при вручении Национальной Интел-Интернет премии он был назван «разочарованием года».

Двадцать восьмого декабря 1999 года в «Белом доме», Доме Правительства состоялась знаковая встреча членов правительства с представителями так называемой Интернет-общественности. Согласно официальной информации на сервере правительства России, основными темами встречи должны были быть презентация этого самого сервера и дискуссия между государственными чиновниками, провайдерами и «общественностью» в целом о будущем, о регламентации, о судьбе РосНИИРОСа. Однако, на этой встрече были представлены два совершенно уникальных документа, вокруг которых весь следующий месяц продолжалась оживленная дискуссия.

Первый — о регистрации доменных имен — я хотел бы обойти вниманием, зато второй гораздо более интересен. Нам всем было роздано приложение к этому второму постановлению, оно уже косвенно обсуждалось в первый день... Проект Приложения к Постановлению Правительства Российской Федерации «О регистрации сетевых СМИ». И совершенно справедливо уже был отмечен самый главный, самый потрясающий момент: под средством массовой информации, подлежащим обязательной государственной регистрации, будет пониматься любой сетевой ресурс, любое обновление которого производится не реже раза в год. По сути, это даже любой homepage, поскольку трудно себе представить сайт, обновляемый реже раза в год — это должен быть абсолютно мертвый ресурс, который забросили и не трогают.

Очень интересный момент, очень интересное наблюдение. Насколько мне удалось отследить (может, я и ошибаюсь, но, по крайней мере, я старался очень внимательно заниматься этим вопросом), единственная политическая организация, политическая партия, которая отреагировала на появление этих документов и на ситуацию, на ту тенденцию, которая намечалась, это одна из радикальных коммунистических партий. И этот документ (единственный, насколько мне сейчас известно) представлен на моем сайте-дайджесте «Нет — цензуре в Интернете!».

Тринадцатого января Федеральное агентство новостей (ФАН) публикует заявление председателя Союза журналистов России Михаила Федотова о готовящихся поправках в закон «О средствах массовой информации», согласно которым, для деятельности печатных СМИ помимо собственно свидетельства о регистрации необходимо будет получение лицензии и на издательскую деятельность, что по мнению Михаила Федотова, может существенно сказаться на свободе слова.

Теперь вкратце о фигурантах той встречи в «Белом доме» со стороны правительства. Что приятно по крайней мере для меня, так это то, что большинство участников встречи являются выходцами из Санкт-Петербурга. Поэтому мне виднее, и мне есть что сказать об этих людях на основании их деятельности в моем родном городе.

Итак, со стороны правительства во встрече участвовали: Владимир Путин (председатель Правительства), руководитель Центра стратегических разработок Герман Греф.

Придя на пост председателя Комитета по управлению городским имуществом вместо убитого вице-губернатора Михаила Маневича, Герман Оскарович прославился инициированием уникальной кампании по рассылке уведомлений гражданам о возможности их принудительного выселения из занимаемых жилищ за задолженность по квартплате. Эта кампания затронула десятки тысяч вынужденных неплательщиков, был очень сильный, долгий и шумный скандал в городе. Была масса телепередач (так, в частности, ваш покорный слуга сталкивался в одном из эфиров на петербургском телевидении с Германом Оскаровичем). Нашей задачей было предотвращение угрозы массовых принудительных выселений граждан.

В настоящее время Герман Оскарович руководит Центром стратегических разработок и готовит для России концепцию экономического развития.

Илья Иосифович Клебанов — вице-премьер, курирующий оборонную промышленность и все высокие технологии в стране. До недавних пор Илья Иосифович возглавлял Ленинградское оптико-механическое объединение (ЛОМО), красу и гордость отечественной оборонки. По последним данным, согласно прямому распоряжению Путина, именно Илья Иосифович поставлен курировать всю сферу электронного информационного обмена.

Михаил Лесин, самый одиозный фигурант. Министр печати и информации РФ. Человек, о котором известно меньше всего. Известно, что он предприниматель. Известно, что он — руководитель и чуть ли не владелец концерна «Видео интернешнл».

Вскоре после своего назначения Лесин отметился очень нестандартным шагом, который однозначно свидетельствует о нём как о человеке, спокойно готовом пойти на любую узурпацию и любой диктат. Обидевшись на сюжет в программе Александра Невзорова, в непристойном свете демонстрировавший предвыборную акцию «Союза правых сил» на стадионе «Петровский» (где Николай Фоменко руководил массовым публичным стриптизом), Михаил Лесин просто отключил от вещания весь пятый канал. Без предварительных предупреждений, без наложения каких-то официальных санкций... Сработала та самая нормальная для таких людей практика — был просто выключен рубильник. И только благодаря действиям вице-губернатора Потехина, ответственного за связи с прессой, удалось этот конфликт сгладить, и снова пятый канал, который вещает не только на Питер, а на весь Северо-Запад, был включён. Ну и наконец Леонид Рейман, министр связи. До недавних пор Леонид Рейман был вице-президентом акционерного общества «Петербургская телефонная сеть».

Рейман является главным сторонником введения повременной оплаты за телефон (в Москве, насколько я знаю, она уже частично существует). Конечно, мы пытаемся этому противодействовать, но, опять же, — у нас имеется тенденция, у нас имеется мощная когорта руководителей, которая пришла для того, чтобы давить, контролировать, узурпировать, зажимать. Это стойкое убеждение.

В конце января 2000 года к проблеме осознания статуса Интернета подключился ещё один совершенно неожиданный участник — председатель Центральной избирательной комиссии Александр Альбертович Вешняков. Вероятно, считая себя большим специалистом в Интернете, он заявил, что Центризбирком на президентских выборах будет рассматривать Интернет как СМИ. Не конкретные, отдельно взятые информационные ресурсы, которые могут быть зарегистрированы как электронное средство массовой информации, которые могут быть регламентированы даже посредством закона о СМИ (который сейчас годится только для оффлайновых изданий), а весь Интернет, всё пространство, среда... Причём, говорит об этом постоянно, очень упорно, очень убеждённо, на протяжении целого месяца, на всю страну от лица органа, занимающегося выборами президента... По меньшей мере, это нонсенс.

В ближайшее время, как вы знаете, в Государственной Думе состоится рассмотрение двух законопроектов, касающихся регулирования российского Интернета. Подробнее о них будет говорить следующий докладчик Виктор Наумов, а мне бы хотелось остановиться только на одном интересном моменте в первом проекте.

Понятие «Интернет», «российский сегмент Интернета» подменяется неким странным термином «Интерсеть». В множестве комментариев вводившийся в этом законопроекте термин «интерсеть» был назван либо досадной оплошностью, либо проявлением традиционного славянофильства подготовившей проект фракции ЛДПР, либо просто следствием грубой некомпетентности авторов.

Однако, в тексте законопроекта термин «интерсеть» расшифровывается: «Глобальная общедоступная информационно-коммуникационная сеть (интерсеть) — это совокупность автоматизированных информационных систем, связанной единой трансграничной телекоммуникационной сетью (Интернет, BBS и другие общедоступные сети)». Т.е., по сути термин «интерсеть» гораздо шире, чем «Интернет» и не подменяет его. Что самое интересное, в понятие «интерсеть» и автоматически под действие этого законопроекта подпадает, например, некоммерческая сеть Фидонет, подпадают все прочие оффлайновые FTN-сети, любительские и некоммерческие, любое государственное вмешательство в которые до сей поры казалось абсолютно невозможным, нереальным, недопустимым. И это тоже очень интересный момент, очень серьёзная опасность. Если государство доберётся и до этой любительской некоммерческой альтернативы Интернету, а точнее — электронной почте, у нас практически не останется свободных от контроля и от государственного вмешательства средств информационного обмена.

 

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru myspace.com friendfeed.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru google.com yahoo.com yandex.ru del.icio.us

Оставьте комментарий!

Комментатор / хотите им стать

Чтобы стать комментатором введите email и пароль. Напишите комментарий. В дальшейшем ваша связка email-пароль, позволит вам комментировать и редактировать свои данные. Не забудьте про активацию (инструкция придет на ящик, указанный при регистрации).

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

(обязательно)